Страна и мир Спецоперация на Украине подробности «Мы не ели мясо целый месяц»: девушка из ЛНР рассказала о том, как выживала в зоне боевых действий

«Мы не ели мясо целый месяц»: девушка из ЛНР рассказала о том, как выживала в зоне боевых действий

Почитайте историю Натальи, которая вместе с семьей переехала в Тольятти

Сейчас в городе, откуда приехала девушка с семьей, очень страшно: стоит дым, смрад, гарь, здания рассыпались в руины

Добыть питьевую воду под пулями, сварить кашу во дворе на газовой плитке, ночевать в подвале местной школы. Это лишь малая часть испытаний, которые пришлось преодолеть нашей героине Наталье, ее дочке и мужу. Они — беженцы из Луганской Народной Республики. Им чудом удалось выехать из своего города и самостоятельно добраться до Самарской области, до Тольятти. «До сих пор трясемся от любых громких звуков», — говорит Наталья. Она отказалась фотографироваться, опасаясь за свою безопасность. Свидетелем каких событий стали Наталья и ее семья? Как они устроились в новом временном доме? Об этом читайте в нашем материале.

«Внизу орали люди, кричали от ужаса дети»


До начала спецоперации будни Натальи выглядели так, как у миллионов россиян: дом — работа — дом. Она жила в довольно крупном городе Луганской области, Северодонецке, и одна воспитывала дочку Полину — родители умерли, а муж ушел из семьи вскоре после родов. Женщина поднимала ребенка на скромную зарплату кладовщика, но на жизнь не жаловалась — со временем смогла купить комнату в общежитии, накопить на обстановку, а некоторое время назад встретила новую любовь — Тараса из соседнего города Рубежное. Решилась и переехала жить к нему.

Рубежное — город на Украине, входит в состав Северодонецкого района Луганской области. Расположен на левом берегу реки Северский Донец возле озёр. Население — около 60 000 человек.

Как раз в квартире у мужа ее застало утро 24 февраля 2022 года, когда Россия объявила начало спецоперации на Украине. И первое время на привычной жизни семьи события не сказывалась — последние 8 лет всю Луганскую область периодически «потряхивало». К боевым действиям здесь успели если не привыкнуть, то адаптироваться и на всякий случай приучились держать наготове сумку с документами и лекарствами. А потом случилось так, что воздушные атаки начались каждый день, а бывало — по несколько раз в сутки.

— Дом периодически «штормило»: от взрывов здание тряслось, как во время землетрясения. Тогда мы еще прятались в ванной, коридоре и надеялись, что эта бомбежка — последняя. Завешивали окна, затыкали окна одеялами, в ход пошли все шторы, простыни, одеяла, какая-то одежда. Всё, всё, что могло хоть как-то нас защитить. Однажды в доме прогремела «хлопушка». Раскаты прозвучали так близко, словно разом снесло половину нашего дома.

Когда мы пришли в себя и огляделись, увидели, что в доме не осталось ни одного «живого» окна, взрывной волной вывернуло двери, покорежило мебель, разворотило сантехнику, люстры... Я увидела, что осколками засыпало мои ноги, они вонзились в штаны, в которые я была одета. Будь я в халате, меня бы, думаю, точно убило. Кругом стоял визг, люди внизу орали, кричали дети от ужаса... Мы попытались выбраться из дома, дверь вывернуло так, что из квартиры мы выходили, протискиваясь. Но все-таки мы выбрались.

Муж возвращался за вещами на следующий день, собрал кое-какую одежду и завесил окна одеялами. От дома оставались только голые стены. Но хотя бы стены есть. А вот общежития дома в Северодонецке, скорее всего, не осталось: соседи рассказывали мне, что были прямые попадания в соседние подъезды с разных сторон, и здание превратилось в руины.

«Питались и пили мы воду от случая к случаю»

Так, Наталья с мужем и дочкой переселились в школу. Надеялись, что школа, построенная во времена СССР, добротная и прочнее жилых домов. Многие решили точно так же, и учебное заведение быстро превратилось в приют для сотен людей, которым стало негде жить.

— Сначала мы обосновались на полу в школьном спортзале, а потом переехали в подвал. Нас, видимо, Бог отвел: на следующий день после нашего переселенья в спортзал угодила бомба, и помещение разнесло на части. В цоколе было тесно, места на всех не хватало. Люди сидели, лежали на ступеньках, ведущих в подвал. Кто-то стелил одеяла, а были те, кто спал на полу. Питались и пили мы воду от случая к случаю. Пока в домах был свет, вода, мы выбирались из подвала и, сгибаясь в три погибели, чтобы не задела пуля, набирали воду. Были те, кто успел захватить с собой небольшие газовые плитки — и на них, пока, конечно, был небольшой запас газа, мы по очереди варили кашу. Еще спасала «мивина» (украинский аналог быстрозавариваемой лапши). В подвале сидело много, очень много людей. Были дети в школьной форме — родители утром их отвели на занятия, но домой уже не забрали... Видимо, погибли, — рассказала Наталья.

Авиаудары наносили по городу несколько раз в день

Жить в подвале долгое время было нельзя. Стало ясно, что из города надо уезжать. Вопрос только как, если владельцы уцелевшего транспорта наотрез отказывались везти, отказываясь от денег и золота. Все боятся не вернуться обратно: дороги в ЛНР постоянно обстреливаются, всё кругом дымится, машины горят, часто вместе с пассажирами.

— Честно говоря, не знаю, как Тарас уговорил водителя довезти нас до границы. Знаю, что муж заложил в ломбард большой телевизор и заплатил тому хлопцу. Нас везли через сёла в дыму, которые продолжали бомбить с воздуха, о том, как мы добирались до Тольятти, вообще вспоминать не хочется. Главное, что мы здесь и живые, — рассказала Наталья.

В Тольятти семья приехала потому, что у Тараса тут живут знакомые, которые обещали помочь семье в первое время.

Наталья и Тарас поселились в Центральном районе Тольятти — до конца месяца их пустили пожить в хрущевку на улице Мира. Полина уже пошла в школу: волонтеры из гуманитарного пункта помогли девочке купить новую школьную форму, рюкзак, ручки и тетради. Также они закупили продукты на месяц для семьи ребенка.

— Спасибо, мы не ели мясо целый месяц, — поблагодарила Наталья.

А еще девочка побывала в ресторане KFC — впервые в жизни. В Северодонецке и Рубежном таких заведений нет.

Почитайте еще историю Людмилы Янченко, которая с пятью детьми приехала в Самарскую область из Макеевки (ДНР).

Узнать, как можно помочь переселенцам из Донбасса, можно через горячую линию Министерства социально-демографической и семейной политики Самарской области: 8 800 100–56–61.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
ТОП 5
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Рекомендуем